Блог

Тогда и сейчас: Екатерина Милых о том, как технологии изменили профессию агронома

Екатерина Милых — руководитель отдела агроскаутинга в Digital Agro. В агрономии она работает 17 лет, а последние 7 занимается скаутингом: Екатерина входит в число специалистов, стоящих у истоков этой профессии. Мы поговорили с Екатериной о сельском хозяйстве и о том, как внедрение новых технологий повлияло на профессию агронома.

Digital Agro: Екатерина, расскажите, как вы пришли в сельское хозяйство?

Екатерина Милых: Закончила Курскую сельскохозяйственную академию и сразу же пошла на работу в производство, в колхоз. Это было в 2005 году. Я сама из города и никогда не имела представления о сельском хозяйстве. Надо мной все смеялись: как ты пойдёшь работать в сельское хозяйство — городская, жить в деревне, зарплаты нет. Но, как только я попала в производство, поняла — это «моё». На первой работе, в колхозе, провела 2 сезона, а потом ушла на машинно-испытательную станцию в Центральном Черноземье. Получила колоссальный опыт в сельхозоборудовании. Перешла в ЭкоНиву и попросилась в Новосибирскую область, заняла там должность директора по растениеводству. Говорят, хочешь карьеры — переезжай. Хозяйство для меня на тот момент было огромное — 40 000 га земли, различные культуры. Потом присоединилась к команде АгроТерры и в 2014 году начала развивать скаутинг, а в 2021 году перешла в Digital Agro. Так что с карьерой всё сложилось. И про маленькие зарплаты — ложь, я своим трудом заработала на жильё в Москве. 

Екатерина Милых и скауты Digital Agro в полях клиента


DA: Никогда не приходилось жалеть, что выбрали сельское хозяйство?

ЕМ: Приходилось, конечно. У меня никогда не было выходных, я не могла одеваться, как мне хотелось. Жила в селе, всё время проводила в полях.

DA: А что мотивировало оставаться?

ЕМ: Вы знаете, это необъяснимый факт. Наверное, ни один человек это не объяснит, если действительно любит свою работу. Я работала с большой самоотдачей, нельзя поиграться и уйти в середине сезона. И земля для меня имеет особую энергетику, уникальный запах. Это непередаваемо. К тому же, мне везло с коллективами всегда, у нас была бешеная мотивация. 

DA: Вы в производстве с 2005 года. Как тогда выглядел ваш обычный рабочий день — без современных технологий, возможностей рынка?

ЕМ: Мой день начинался в 6 утра, пока ещё не было насекомых. Мне нужно было отмерять то, что сделал трактор за ночь, а в 8 утра докладывать руководителю, что происходит в полях. Это была моя ежедневная работа, я была молодая, что ещё мне могли доверить? Водительских прав у меня не было, и я ходила пешком: увижу если трактор по дороге, меня подвезут, нет — хожу огородами, срезаю. В руках сажень — это такая палка мне по плечо, как циркуль. После обхода мне ещё нужно было занести все результаты: иногда я это вечером делала, иногда успевала утром. Ещё по сто раз в день приходилось проверять, чтобы подрядчики не обманули — сложное было время, много было воровства. Потом офисная работа: записать ТМЦ, план, чтобы получить семена, удобрения и прочие агроинпуты. Техкарту мы рисовали на огромных полотнах, были специальные советские табеля. Любые изменения тоже нужно было вносить в эти техкарты. Связи не было абсолютно никакой. Оперативно решить какой-то вопрос было очень сложно: надо было собирать весь коллектив по любым изменениям. 

Екатерина Милых и скаут Digital Agro в полях клиента


DA: А как сейчас выглядит работа агронома? Помогают технологии?

ЕМ: Конечно. Сейчас можно задать параметры в программе прямо с поля, а тебе руководитель онлайн согласовывает все изменения. Гектары мне не нужно сейчас считать, я об этом даже не думаю. Об огрехах тоже не думаю. ФМС-системы заменили вот эти походы с палками. Над списанием ТМЦ, конечно, ещё нужно работать. Что ещё помогает из технологий — это история поля, очень важно для агронома. Я могу зайти в программу и увидеть всё, что мне нужно: какие операции были на поле, какая была фитосанитарная ситуация, какая урожайность, предшественники. Хранится всё не где-то в блокнотах, а в программе. Сейчас внедряются интенсивные культуры, нужно уровень качества поддерживать, а это требует особого подхода к севообороту — нужна история. Быстрая коммуникация, опять же, прослеживаемость продукции: технологии всё это делают возможным. 

DA: А что насчёт скаутинга? В нашем чате недавно сравнивали скаутинг с советской системой контроля качества. Получается, какой-то аналог современной услуги был и раньше? 

ЕМ: Системы контроля не было, были точки контроля. До 2011 года сохранялось большое влияние государства, главы района играли колоссальную роль. Мы собирались руководителями и ехали на приёмку готовности к посевной. Отчитывали за любой недочёт строго. Вторая точка контроля — прошла посевная. И так по всем этапам производства. Скаутинг — это гораздо больше. Скаутинг — это достоверные данные, история, система качества. И не пять раз в год, а ежедневно. Скауты — независимые внешние эксперты, они никого не отчитывают, дают объективную информацию: с данными, с фотографиями. 

Скауты Digital Agro на обучении в полях клиента


DA: Расскажите немного о скаутах Digital Agro. Это практикующие агрономы? 

ЕМ: У всех скаутов есть агрономическое образование, но скаутинг — это не только полевые сотрудники. Сейчас у нас есть сотрудники нескольких уровней: аналитики, которые занимаются отчётностью, производственники, обычные скауты территории и главный скаут территории, сотрудники инфраструктуры и я как руководитель. 

DA: Найти хорошего агронома сейчас сложно. Как вы подбираете скаутов в Digital Agro? 

ЕМ: Всё становится ясно на собеседованиях. Научить можно всему, а вот готовность к достоверной объективной информации, порядочность должны в человеке уже быть заложены, иначе не сработаемся. Для оценки компетенций мы используем наше собственное тестирование — сначала оцениваем знания кандидатов о разных культурах и умение применять жизнеспособные методики на практике, а потом предлагаем работу. 

Скауты Digital Agro на обучении в полях клиента


DA: В чате было беспокойство, что среди скаутов встречаются молодые специалисты, и от такой экспертной помощи не будет никакого толку. Поделитесь, что вы об этом думаете?

ЕМ: Я с таким мнением не согласна. Во-первых, команда у нас смешанная: естественно, главного скаута территории мы отбираем в первую очередь на основе его практического опыта, компетенций — это будущий руководитель младших скаутов, он должен быть профессионалом в агрономии и хорошим менеджером. А простые задачи могут выполнять рядовые скауты — на эти позиции мы действительно можем взять молодых специалистов, недавних студентов, предлагаем карьерный рост. Скаутинг — это система, она не на одних студентах держится. И студенты должны в полях бегать, у них большая производительность, свежий взгляд. Главное, чтобы они данные достоверные передавали. Во-вторых, я не понимаю людей, которые не берут молодых и не обучают их. Если мы не будем привлекать молодёжь и создавать им условия для работы, не гнобить их, то как будет развиваться АПК? Важен симбиоз: в хорошей команде должны работать представители и старого поколения, и нового. Если будет в какую-то сторону перегиб, ничего хорошего не из такой работы не получится. 

Хотите обсудить статью? Пишите в наш чат в Telegram: Екатерина Милых ответит на ваши вопросы.